Я бы хотела, мама, чтобы ты села рядом и сказала:

— Ну хорошо, ты уже выбрала коляску, купила первую погремушку и собрала сумку в роддом, а теперь давай представим, как это будет.

Я буду очень счастлива, мама. Мой малыш заснет у меня на руках, я тихонечко положу его в кроватку…

— А если не уснет и будет плакать? Или сразу проснется в кроватке и будет плакать? И со второй попытки? И с десятой? И будет спать только на руках.

Я что-нибудь придумаю, мам. Ты же как-то вырастила меня. Все умеют спать. Все хотят спать. Никто не спит только на руках. Это не то, чего я боюсь, мама. Для меня нет ничего более пугающего, чем роды. Мне кажется, как только я рожу, уже ничего никогда не будет страшно.

— Дорогая, роды — это очень больно.

(Я бы хотела, мама, чтобы ты признала эту боль. Чтобы ты никогда не сказала всеобщее успокоительное: «Все рожают — и ты родишь»).

— Это так больно, что тебе в какой-то момент покажется, что ты больше не можешь терпеть. Ты будешь кричать. Ты испугаешься, что не справишься. Но это пройдет. Ты справишься, и это закончится. Вот главная правда — это точно закончится.

Я бы хотела, чтобы ты меня обняла. Каждый раз, когда я скажу тебе, что я боюсь, мне страшно, что меня это все пугает — пожалуйста, обними меня и немножко покачай в своих руках. Как будто я та самая крошка, которая однажды впервые оказалась в твоих руках. 50 см, 3217 г.

— Я все-таки хочу тебе объяснить, — скажешь ты через пару минут. — Как тяжело бывает с ребенком уже после того, как он родится.

Я отмахнусь, наверное. Когда нам дают советы — мы взрослеем за пару секунд. Мы все знаем сами. Да я уже прочитала пару книжек по уходу, сообщу тебе с улыбкой, не очень-то все понятно, но я точно научусь. Я у тебя умница, мама, помнишь? С дипломами, грантами и премиями, а сколько трудностей я преодолела по работе! Это просто ребенок, мама. Он вырастет, и мы все будем вместе: книги, концерты, фильмы, путешествовать.

Но ты не сдавайся, мама. Расскажи мне, как тебе было не просто трудно — расскажи, как тебе было невыносимо. Как ты плакала и ругала себя за то, что у тебя не получается быть идеальной. Вспомни, как ты сердилась и кричала. Объясни, почему. Начни с самого начала.

— Ты не спала. Я качала тебя бесконечно, ты засыпала у меня на руках на двадцать минут и просыпалась снова. Я пыталась тебя оставить на кровати, чтобы просто пойти умыться, но ты плакала, и я шла умываться с тобой. Я не успевала поесть. Я просыпалась и не понимала, где нахожусь. Однажды, когда я ходила с тобой из одного конца комнаты в другой, у меня потемнело в глазах, и я чуть не упала в обморок.

Но я же не буду одна, возражу я. Ты, муж, друзья — вы все будете рядом.

— Иногда пара часов с плачущим ребенком на руках могут показаться целой вечностью. А когда ты проживаешь день за днем в одной и той же рутине с малышом — это становится бесконечностью. Это опустошает. Ты считаешь не часы, а минуты до момента, когда сможешь передать ребенка в чьи-то руки — и взять паузу. Ощутить, что ты есть сама по себе. Когда ребенок у тебя на руках — ты чувствуешь ребенка, ты растворяешься в нем, ты — его броня, ты — его утешение. Но ты — ты тоже есть. Но иногда тебе будет казаться, что ты перестала быть. И ты будешь тосковать по себе так сильно, как никогда не тосковала по кому-то другому.

Во время таких разговоров, мама, я буду думать, что ты преувеличиваешь. Возможно, я даже скажу об этом вслух. И не раз. Зачем вообще все эти страшилки, мама?

— Я хочу, чтобы ты кое-что запомнила. Когда ты почувствуешь отчаяние, когда ты хотя бы на короткий миг решишь, что больше не можешь, пожалуйста, не терпи. Позови меня. Позови любого. Просто прокричи нам всем в трубку: «Я больше не могу!»

Вы все подумаете, что я плохая мать.

— Мы просто узнаем, что тебе нужна помощь. И вот еще что. Я знаю, что тебе это вряд ли понравится. Но я купила несколько книжек, которые мы прочитаем вместе, потому что, если совсем уж честно, я сама за столько лет забыла, как все бывает. Про сон, про агрессию…

О господи, мама! У меня просто будет малыш. Помнишь, как я — 50 см, 3217 г?

— Однажды ты закричишь на него. Не спорь. Или спорь. Это сейчас не так важно. Но я хочу, чтобы мы об этом узнали чуть раньше. О том, почему ты можешь закричать. И что с этой злостью делать.

Я никогда не кричу, мама. Я самая спокойная на свете. Очень вежливая, с тихим голосом. Да я просто не умею кричать.

— Мы все так думаем. Но потом у нас появляются дети.

Не останавливайся, мама. Предупреди меня. Расскажи обо всех своих неудачах. В тот отчаянный момент, когда я позову тебя на помощь, я буду помнить: мне плохо, но это нормально, и мне можно тебе в этом признаться. В дни бури твои слова станут для меня маяком.

Анна Куусмаа

Получите бесплатно

Волшебный планер-помощник для всей семьи

То, что только тянуло силы, может внезапно оказаться ресурсом...

You have Successfully Subscribed!

Subscribe To Our Newsletter

Join our mailing list to receive the latest news and updates from our team.

Как появился цикл
«Когда быть родителем сложно»

3 августа 2015 года психолог Людмила Петрановская прочитала в «Большой Медведице» лекцию о родительском выгорании, которая отозвалась в сердцах тысяч мам по всему миру.

Ту лекцию мы назвали «Мама на нуле». Эти два слова сняли табу с темы родительской усталости и выпустили на свободу чувства, которые мешали мамам быть, прежде всего, живыми.

Так выглядела обложка к циклу

Скриншот поста от 3 августа 2015 года

С тех пор мы возвращались к теме родительского выгорания снова и снова — поддерживая и обнимая родителей в трудные моменты и в непростых ситуациях.

Наш главный редактор Анна Куусмаа вместе с Людмилой Петрановской стали соавторами книги «Мама на нуле. Путеводитель по родительскому выгоранию».

В помощь родителям мы подготовили два онлайн-цикла о сложных переживаниях в родительстве с психологом Любовью Тихомировой — «О внутренних чудовищах» и «Мама на Луне».

Создали группу поддержки «На ручки. Обнимательная для родителей», которая объединила более 5,5 тысяч участников по всему миру.

Однако мир чувств, эмоций, неподконтрольных реакций, мир отношений с собой и с близкими огромен и разнообразен. А потому чем больше у нас как родителей вариантов поддержки, тем легче и… радостнее:)

Вопросы остаются, но это не значит, что невозможно найти ответы

Каждый день мы слышим просьбы о помощи от родителей детей самого разного возраста.

  • Как быть, если ребенок уже подрос, хлопот, вроде бы, стало меньше, а временами по-прежнему бывает крайне сложно справиться со своими эмоциями, адекватно отреагировать на поведение ребенка или сложную ситуацию?
  • Как быть, если знаешь и понимаешь: «чтобы отдавать заботу ― нужно сначала наполнится самим», но на деле качественно восполнять собственный ресурс не получается? Если слишком сложно выделить время на себя или если усталости, раздражения, тревожных мыслей не становится заметно меньше даже после «отдыха»?
  • Что делать, если сложно выдерживать оценку родительских способностей или ребенка от посторонних? А если в моменте теряешься, а потом долго переживаешь? Как перестать сравнивать себя и ребенка с другими?
  • Почему родные «не видят», когда нужна их помощь? Как научиться договариваться с близкими, если взгляды на воспитание у всех разные?

Все эти вопросы (и многие другие) мы вместе с другими родителями задавали психологу, которому, без лишней скромности, больше других доверяют сегодняшние мамы и папы. Психологу, с очной лекции которого 5 лет назад началась история «Большой Медведицы».

Специально для слушателей нашей Школы Людмила Петрановская создала новый онлайн-цикл «Когда быть родителем сложно».

Этот цикл не только про возможное выгорание и не только для начинающих мам.
Мы двигаемся на другой уровень и смотрим шире,
чтобы:

  • увидеть более глубокие связи, которые влияют на наше отношение к различным ситуациям в родительстве и, соответственно, на наше поведение;
  • понять, в какие «пробоины» ― внутренние установки ― утекает наш родительский ресурс, и научиться их «обезвреживать»;
  • разобраться, что конкретно делать, если отношения с ребенком или близкими не ладятся.

Присоединяйтесь!

You have Successfully Subscribed!