Мой ребенок продал душу... Роблоксу • Школа родительства «Большая Медведица»

Это основная социальная отдушина для дочки, и я не собираюсь ее этого лишать.

Этим летом я заключила сделку с дьяволом. На самом деле со многими дьяволами, если подводить точную бухгалтерию. Но лишь один из них висит тяжким грузом на моей душе, и имя ему — Роблокс.

Я никогда не любила видеоигры. Ни для себя, ни для своей дочери. Я нестрого слежу за временем, проводимым у экрана, но все же надеялась держать дочь как можно дольше как можно дальше от этого затягивающего, наркотического мира компьютерных игр.

И тут – бамс! Пандемия.

Когда издал последний вздох тот ветхий ноутбук, которым я разрешила пользоваться дочке для дистанционного обучения, я сделала роковой шаг. Я купила ей айпэд – под предлогом, что он будет служить ей в качестве портативного компьютера еще долгие годы. Когда-то в совсем недавнем прошлом я сама, собственным голосом говорила: кому вообще приходит в голову тратить такие деньги на детский гаджет? Если б я сейчас могла вернуться назад в прошлое, я бы нашла эти слова и проглотила их обратно без воды и соли.

Все повторяем хором за мной:

Не задавайся!
Не зарекайся!
Иначе это случится с тобой!

До того, как у нас появился айпад, я и не слышала про Роблокс. Я думала, это что-то типа Майнкрафта (еще одна игра, о которой я ничего не знаю). Собственно, я и сейчас толком не знаю, что это за Роблокс такой на самом деле.

Насколько я вижу, это не столько игра, сколько игровая вселенная. Игроки выбирают себе аватаров и продвигают их по довольно уродливым ландшафтам через разные препятствия, собирая по пути скиллы, объекты и зверюшек.

Тот родитель, который не сидел в растерянности у изголовья своего ребенка, безутешно рыдающего из-за того, что какой-то виртуальный мошенник украл его кицунэ, не прочувствовал по-настоящему, что такое быть родителем во времена пандемии.

Можно ли потратить реальные деньги в этой игре? Еще как! Мой друг в Калифорнии запретил сыну пользоваться Роблоксом после того, как мальчик потратил на встроенные покупки 700 долларов в общей сумме.

Роблокс так дьявольски привлекателен потому, что это многопользовательская игровая вселенная. Когда реальный мир перестал был местом, куда дети могут выйти и встретиться с друзьями, цифровой мир естественным образом занял пусто свято место.

Моя дочь близко дружит с 10-летним соседом с верхнего этажа, он ее и познакомил со всем этим. Они играли часами вместе, но разделенные одним этажом. Выяснилось, что куча других друзей дочери тоже тусят на этой платформе. Ну и потом она разобралась, как использовать фейстайм для того, чтобы общаться с друзьями во время игры.

Как могла я отобрать у нее эту социальную отдушину в то время, когда ее лишили привычного общения с ее товарищами? Я не хотела вести себя, как монстр. Но я не буду прикидываться, что я позволила ей это делать только ради нее. Конечно, нет, я сделала это и ради себя.

Роблокс стал одновременно и нянькой, и компанией, и детским лагерем. Я привыкла воспринимать его скорее как место, куда она ходит, нежели чем занятие. Она проводила счастливые часы за игрой, а я слышала только вскрики: “Телепортируйся! Телепортируйся ко мне!”. Не могу сказать, что, пока она играла, я переделывала кучу дел, но все же кое-что мне сделать удавалось. Немножко поработать. Немножко домашних дел. Или немножко побродить в сети угрюмой тенью.

Подсознательно я понимала, что придет время, когда я потеряю того ребенка, которого так хорошо знаю. Что эта малышка станет девочкой-подростком, нескладной, полной вредностей, которые она будет использовать, как топливо для ракеты, которая унесет ее с моей орбиты. Но сейчас моей дочке должно только исполниться 8 лет. Мне казалось, что у меня есть больше времени, и я никогда не думала, что я собственными руками залью топливо в бак этой ракеты.

Я смотрела, как она вступает в этот новый мир, примеряя новые облики, новые аватары. Как искусно она лавирует в пространстве, в котором я совершенно ни в зуб ногой. Когда я пыталась играть с ней, она писала в игровом чате: «Мам! Мам, иди за мной! Моя мама ужасно играет, и я пытаюсь ее научить, но она все равно прекрасная мама!»

Конечно, мне было приятно, что она пыталась смягчить удар, но, правду говоря, я совсем не прекрасная мама. Я позволила дочери ускользнуть от меня в двухмерный мир потому, что в глубинах своих летних печалей и ступора я еле-еле могла связать два слова, не то, что замутить веселые виртуальные дочки-матери.

Вообще говоря, меня страшно раздражает, когда родители (да матери, матери, это всегда именно матери) говорят, что они не справляются, как родители, как будто это соревнование или работа, за которую вас должны наградить орденом трудовой славы. Но я внезапно осознала, что я не настолько сильно не справлялась с родительскими задачами, насколько подводила дочь.

Чем ближе мы к началу школьных занятий (какая одновременно исполненная смысла и неопределенная фраза, а?), тем больше все тут изменится. Этим летом я чувствовала себя пчелой, увязшей в меду. Конечно, я в депрессии, а вы все нет, что ли? Но как я смогу вернуть ее обратно в реальность, если я сама себя не могу вернуть туда.

В один из прекрасных последних дней золотого лета мы с дочерью встретились с соседским семейством с верхнего этажа на пляже. И моя дочь играла с их сыном в настоящие игры в настоящем мире, и они плескались в волнах, как морские котики, вопя от радости. Этот мальчик старше и плавает лучше, и он бесстрашно прыгал в воду. Но в то же время он присматривал за моей дочерью и помогал ей лавировать в волнах прибоя гораздо лучше, чем могла бы я.

Эта дружба зародилась под сенью компьютерных программ, но расцвела она и в реальном мире тоже. И это ощущается так правильно, так цельно. И дает мне надежду, что может быть, несмотря на мои родительские слабости и провалы, для моей дочери все это не так уж и плохо.

Автор: Эмили Флэйк
Благодарность: Джеки Феррентино
Вольный перевод: Натальи Жигилевой

Оригинал текста

_____________

Если вы, как и автор этой истории, переживаете, насколько ваш ребенок успел потеряться в витиуальной реальности, приходите на онлайн-практикум «Дети в телефоне».

Будет ли гаджет другом, союзником и помощником в воспитании, развитии и образовании – зависит от того, сможем ли мы научить детей им пользоваться.

Что для этого нужно?

  • Уметь выбирать полезный контент.
  • Уметь потреблять контент в продуктивном для работы мозга режиме.
  • Уметь самостоятельно регулировать время, проводимое за экраном.

Именно эти три навыка необходимо помочь развить ребенку, чтобы со спокойным сердцем доверять ему взаимодействие с любым электронным устройством.

Практиковаться в этих вопросах и разбирать индивидуальные ситуации мы отправляемся на онлайн-практикум «Дети в телефоне».

15, 19 и 23 октября вместе с Наталией Романовой-Африкантовой мы разберем десятки самых острых вопросов, включая такие→

  • Сколько времени могут проводить в онлайне дети в зависимости от возраста.
  • Как выбирать приложения для детского гаджета.
  • Как пошагово внедрить самостоятельный контроль за соблюдением экранного времени.
  • Как преодолеть препятствия и решить проблемы, которые возникают в процессе освоения саморегуляции в отношениях с гаджетами.
  • Какие признаки говорят о наличии зависимости и как с ней справиться? Как научиться распознавать на раннем этапе опасные ситуации: кибербуллинг, педофилию, интернет-мошенничество, предложения о незаконной работе – и говорить об этих ловушках с детьми?

При оплате практикума «Дети в телефоне» до 14 октября включительно вы получаете два подарка→
видео «Гаджеты и зрение»
+
Чек-лист заботы о зрении при использовании электронных устройств

Дети в телефоне