Людмила Петрановская: О пользе разочарования в родительстве • Школа родительства «Большая Медведица»

Как возникает ощущение собственной несостоятельности в родительстве и какая ценность скрывается в нем –  разбираем подробно с психологом Людмилой Петрановской по мотивам Цикла «Когда быть родителем сложно».

Мы постоянно терпим фиаско. Как только становимся родителями, попадаем в миллион ситуаций, где чувствуем себя проигравшими, не способными справиться.

Нам бы хотелось, чтобы у каждого читателя Школы осознанного родительства «Большая Медведица» было больше поддержки и возможностей что-то менять в отношениях с собой и со своими близкими. Поэтому приглашаем вас пройти по следам второй лекции из онлайн-цикла «Когда родителем быть сложно» и, возможно, увидеть новое в привычном, почувствовать опору там, где, казалось, ее нет.

Как выйти из изматывающего круга

Становясь родителями, мы каждый день проживаем боль от столкновения своих ожиданий, мечтаний о жизни с ребенком и реальности.

У ребенка могут быть проблемы со здоровьем, и жизнь круто меняется.

Дети все разносят, ведут себя плохо, мешают нам.

Мы раздражаемся, кричим, устаем.

Мы мечтаем, как у ребенка будет интересное детство, много друзей, а вместо этого он один несчастный, ни с кем не дружит, все время плачет и один в уголочке сидит. И мы понятия не имеем, что делать.

Все это ― ситуации стресса. Он может быть разовым,  а может приобретать длительную форму, когда вновь и вновь мы чувствуем предательское: «Я не справляюсь», ― и истощаемся от претензий к ребенку, к окружающим, к себе.

Чтобы выйти из утомительного круга, нужно пройти все стадии принятия этой самой реальности.

О потерях в родительстве

Многие знают о стадиях принятия. Обычно про них говорят только в контексте потери и горя, но на самом деле речь необязательно должна идти о ситуации смерти.

Всё, в чем реальность не совпадает с нашими мечтами, с нашими ожиданиями, — это тоже потеря.

Стадии принятия в родительстве

У вас был образ себя ― разумного, доброго, заботливого, понимающего родителя, который истерящего трехлетку обнимает и все ему объясняет.

А вместо этого вы получаете себя раздраженного, срывающегося, истощенного, всё неправильно делающего — это потеря.

У вас был образ бабушек, которые придут на помощь, будут разрывать внука на части, чтобы о нем позаботиться, чтобы вы могли оставаться на любимой работе.

А бабушки самоустранились и говорят: «Это ваше дело, у нас своя жизнь». Это потеря.

Ваш образ, картина будущего, план, как вы будете жить, когда станете родителем, — потерян.

Если подумать о стадиях принятия в контексте именно потери ожиданий, разочарования  и столкновения с реальностью, то мы увидим здесь все те чувства, которые знакомы каждому родителю→

Стадия 1. Состояние шока

Каждый ребенок делает то, что шокирует родителей. От прилюдных истерик, драк между братьями и сестрами, лжи, «неспособности сесть и просто сделать домашку», «плохих слов» в адрес бабушки до жалоб из школы на неадекватное поведение и мыслей о самоубийстве в подростковом возрасте.

Мы вдруг понимаем, что вообще не знаем своего ребенка, видим его совершенно с другой стороны.

Стадия 2. Отрицание

Здесь без комментариев. «Да не может быть! Это не всерьез… Он просто ленится… Да нет у него проблем со сверстниками… Как может мой подросток думать о таком, ведь дома все хорошо… »

Стадия 3. Гнев

Дальше приходит гнев: «Да что ж это такое! Почему ты так себя ведешь? Да ты обалдел, в тебя столько вложено, мы так для тебя старались, а ты!.. Мы столько для тебя делаем, а ты не хочешь учиться!.. Почему ты не дружишь с ребятами? Столько мест интересных посетил, мог бы уже давно завести друзей, а не в компьютере сидеть!»…

Что происходит?

Столкнувшись с разочарованием, с тем, что реальность не такова, как нам представлялось, мы начинаем злиться ― на ребенка, на других людей, которые вовлечены в ситуацию, на какие-то обстоятельства.

И этот гнев какое-то время дает нам силы. Ведь пока злимся, мы все еще находимся в стадии борьбы.

Мы все еще верим, что, если разозлимся как следует и убедительно расскажем, насколько все ошибаются, а еще лучше ―  наорем, то все станет так, как мы хотим. Все станет так, как мы придумали: ребенок перестанет капризничать или перестанет быть слишком чувствительным, или станет любознательным.

Часто мы злимся на партнера, потому что он не так себя ведет с ребенком. На бабушку, учителя, воспитателя детского сада, сверстников, обстоятельства. Все виноваты в том, что у нас не так, как хотим, не так, как придумали.

Мы раз накричали, два наказали, три раза громко объяснили — не работает. И здесь мы начинаем чувствовать… гнев по отношению к себе.

Стадия 4. Вина

Что такое вина? Это гнев, обращенный на себя: «Это я что-то недосмотрел/а, что-то не так сделал/а. Это я вовремя не объяснил/а. А может, недолюбил/а. А может, недообнимал/а».

Вина всегда найдет себе базу. Абсолютно любую ситуацию можно подогнать задним числом и на этом основании себя обвинять.

Состояние вины — это тоже все еще борьба.

Когда мы себя обвиняем, когда придумываем, вспоминаем, подверстываем причины, по которым «из-за нас» что-то произошло, мы все еще верим, что могли бы что-то изменить.

А значит, остается надежда, что можно это изменить: «Я понял, что неправильно делал, слишком доставала его с занятиями, поэтому он теперь ничего не хочет, и у меня есть надежда что-то изменить. Ага. Не буду доставать с занятиями. Тогда, наверное, он захочет».

Что важно помнить?

За виной всегда есть фантазия:

«Я могу сделать так, как я хочу. Все равно должно быть так, как я хочу. Все равно это моя мечта, мой план, они все равно должны быть.

Их нет, просто потому что я неправильно себя вел. Но я могу сейчас как следует проанализировать, что я делаю неправильно, изменить это, и тогда все равно остается шанс, что все будет так, как я хочу».

Даже если родитель уже понимает, что все не будет так, как он хотел бы, что все равно какая-то ситуация уже не открутится назад, все равно вина — это некая иллюзия, что можно было что-то сделать: «Хорошо, сейчас нельзя. Но тогда можно было. Все равно от меня что-то зависело, все равно я мог».

Это «все равно» стоит между нами и контактом с реальностью.

Когда вина не работает, приходит отчаяние.

Стадия 5. Отчаяние

Мы переходим в состояние: «Да гори оно все. Ну и ладно. Пусть делает, что хочет. Все равно уже. Да и фиг с ним».

Стадия 6. Грусть

За этим отчаянием приходит грусть о том, что: «Да, все так…

  • к сожалению, наш ребенок не будет себя хорошо вести, ему тяжелее других ребят себя контролировать;
  • к сожалению, он не такой упорный / смелый / сообразительный / музыкальный / внимательный / самостоятельный, как хотелось бы;
  • к сожалению, я не буду тем идеальным родителем, которым когда-то хотел быть;

и к сожалению… »

И эта грусть позволяет нам продвинуться дальше.

Стадия 7. Принятие

Через грусть мы наконец начинаем адаптироваться к реальности, к тому, чтобы принять реальную картину своего родительства ― такой, какая она есть.

Для чего мы обращаемся к этим стадиям?

Чтобы понять: невозможно из своих ожиданий и представлений мгновенно перепрыгнуть в реальность.

Все наши ожидания по поводу детей эмоционально нагружены и отражают наши ценности. Для каждого из нас разные:

  • для кого-то очень важно, чтобы с ребенком была близость и любовь;
  • для кого-то очень важно, чтобы ребенок был умным и успешным;
  • а для кого-то очень важно, чтобы он был здоровым;
  • и для кого-то…  

Поэтому, когда что-то идет не так,  мы не можем одним прыжком сразу принять реальность: «А, ну ладно, не получился отличник. Да и троечник тоже сойдет».

Мы не можем перепрыгнуть из позиции «хочу этого» в позицию «этого нет, ну и ладно» ни за одну минуту, ни за один день. Это огромная работа.

Поэтому так часто мы застреваем между гневом и виной.

Если что-то нас сильно истощает, расстраивает моментально «выносит» в общении с ребенком,  значит,  это «что-то» связано с нашими значимыми фантазиями, мечтами, с нашими ценностями в отношениях с ребенком.

Описанные стадии ― это, по сути, и есть проживание разочарования. И, как ни странно, этот опыт помогает нам за время родительства ―  раз за разом убеждая, что мы не всемогущи; что мы чего-то не можем; что не будет все по-нашему; что мы не можем воздействовать, как захотим, на ребенка.

И это тоже хорошо. Отчасти даже целительно. Если бы не было потерь и разочарования, мы бы так и остались в иллюзии своего всемогущества, в фантазии, что можем руками беду развести и оградить ребенка от любых бед.

Разочарование – это очень большая психическая работа. И чем больше, чем сильнее разочарование, тем важнее видеть процесс в целом, понимать, что он неизбежен.

(С) Школа осознанного родительства «Большая Медведица» 

Подробнее о цикле «Когда родителем быть сложно» с психологом Людмилой Петрановской

Если быть родителем сложно. Людмила Петрановская