«Эти дети боялись попросить помощи у родителей» • Школа родительства «Большая Медведица»

Почему дети не рассказывают родителем о том, что попали в беду в интернете

Полтора года назад я приехала в Санкт-Петербург на конференцию об онлайн-безопасности детей. Мне казалось, что я знаю об этом примерно все. Как-никак я сама работаю в онлайн-проекте, и мы даже делали курс про безопасность. 

Но. 

На ту конференцию приехал специалист, который помогает детям выбираться из неприятностей в Сети — эксперт от одного из фондов помощи подросткам в непростых жизненных ситуациях. 

И он показывал полустертые анонимные слайды переписок детей с «доброжелательными» незнакомцами, которые потом их шантажировали. 

Я помню, как затихли все. 

А в аудитории были очень подготовленные люди – помогающие эксперты из разных областей, кризисные психологи, психиатры, работающие с родителями и детьми. И мы все смотрели в одну точку. 

На слайды, где дети попадали в беду. 

Эти дети боялись попросить помощи у родителей. 
Не потому, что их родители плохо с ними обращались, наказывали или игнорировали. 

Дети боялись того, чему мы не учим опасаться. 

«Мама не поверит», «мама скажет, что я сама виновата», «боюсь реакции папы – я всегда был/а хорошим/правильным ребенком», «я подвел/а, своих родителей», «родители так рассердятся, они меня предупреждали, я этого не переживу», «родители говорили, что от меня одни неприятности», «лучше я умру»…

За всеми этими словами скрывались чуткие, уязвимые, думающие, страдающие дети. И такие же родители — беспокоящиеся, взволнованные, переживающие. 

Но кто из нас в сердцах не бросал ребенку: «Этому ли я тебя учил/а?!» Кто из нас не упрекал, не срывался, не бросал: «Ты сам/а виноват/а!» 

И вот мы смотрим в эти слайды и понимаем, что все эти дети не пришли к своим родителям за помощью, потому что однажды, а потом еще раз, и снова, и опять мы не смогли быть на их стороне…

Значит ли это, что все мы, как родители, провалились, и наши дети, попав в беду, тоже не придут к нам за помощью? 

Нет, это не значит, что мы потерпели неудачу в родительской роли…

… но точно значит, что мы, как родители, должны сделать кое-что еще.

Мы должны разговаривать с детьми обо всех опасностях, которые их подстерегают. Не только на улице, но и в онлайне. 

Мы должны заранее обсуждать с детьми экстренные сценарии:

  • как распознать педофила;
  • как понять, что вовлекают во что-то противозаконное;
  • как догадаться, что имеешь дело с мошенником;
  • как и зачем защищать свои фотографии и персональные данные.

И бесконечно повторять ребенку, как мантру:

«В любой беде я на твоей стороне. Я не буду сердиться. Ты для меня важнее всего». 

Эти слова нашим детям никто не скажет за нас. Зато с инструкциями по интернет-безопасности мы точно можем разобраться вместе. 

Анна Куусмаа,
главный редактор Школы осознанного родительства «Большая Медведица»

____________

Приглашаем всех тех, кто готов практиковаться в теме взаимоотношений детей с гаджетами, глубже изучать вопрос онлайн-безопасности и сразу применять в жизни, на практикум из трех онлайн-встреч «Дети в телефоне».

15, 19 и 23 октября вместе с нейропсихологом Наталией Романовой-Африкантовой мы разберем десятки самых острых вопросов, включая такие→

  • Вредят ли гаджеты зрению и деятельности мозга.
  • Сколько времени могут проводить в онлайне дети в зависимости от возраста.  
  • Как выбирать приложения для детского гаджета. Какие из них действительно развивают.
  • Почему нельзя доверять маркировке «детский контент» в ютубе и на других платформах.
  • Почему родители не должны следить за соблюдением детьми экранного времени.
  • Как научить ребенка соблюдать режим экранного времени самостоятельно.
  • Какие признаки говорят о наличии зависимости.
  • Как справиться с игровой зависимостью/зависимостью от гаджетов.
  • Как научить детей распознавать опасности и ловушки в Сети, чтобы не бояться за их пребывание в онлайне.

До 14 октября включительно на участие в практикуме «Дети в телефоне» действует специальная цена. 

Дети в телефоне