Единственное, что я теперь действительно знаю • Школа родительства «Большая Медведица»

Я была экспертом по контролю детского времени за гаджетами. И тут случилась пандемия. 

До пандемии я была экспертом по родительству. Плыть в этой лодке было легко и удобно. В 2019 году я 34 раза летала на самолетах, останавливалась в симпатичных отелях, наносила макияж, надевала сверкающие наряды по фигуре, решительно взлетала на сцену, вся такая красивая, и пыталась излучать авторитарное спокойствие.

Я рассказывала обеспокоенным родителям о девяти признаках злоупотребления гаджетами – например, об отказе от сна в пользу бодрствования у экранов. 

Я советовала им подписывать “семейные контракты об использовании гаджетов”, доверять, но проверять онлайн-деятельность своих отроков. 

Пока я была в командировках, две мои дочери наслаждались своими милыми скромными дозами Свинки Пеппы и Роблокса в промежутках между радостными посещениями школьных, дошкольных и послешкольных занятий и встреч с друзьями. Безопасно и под присмотром своего отца, бабушки и нашей няни, которая работает полный день. 

А теперь я, как Сократ: стала лучше знать лишь то, что ничего не знаю. 

Эксперт по родительству? Да бросьте…. 

Мои декретные отпуски длились только по 12 недель, и со вторым малышом мне помогала няня, и старшая дочь была в детсаду 5 дней в неделю. В этом декретном отпуске я написала книгу для родителей о контроле экранного времени, и это было как написать отчет о результатах еще неоконченного эксперимента.   

Дело в том, что я никогда, никогда не проводила так много времени со своими или чужими детьми, как в эти четыре месяца самоизоляции. 

Я планировала работать полный день при том, что мой муж также работал полный день. Без нормального детсада.  Уже не говоря о том, что надо было успевать в течение недели выполнить кучу дел в сжатые сроки, выдерживать живые концерты детей в 5 утра, одновременно находиться в эпицентре несущего ужасный стресс потока новостей – при том, что это, вообще-то, моя работа – прокручивать ленту Твиттера. 

Воспользуюсь моментом и извинюсь перед всеми теми, кто столкнулся с такими же проблемами до пандемии и чувствовал стыд или осуждение от моих или чьих-либо еще намеков, что вы типа недостаточно хорошие родители, потому, что не смогли успешно поддерживать “здоровый баланс” экранного времени как для себя, так и для своих детей. Мы выступали с высоты своих привилегий, и это было несправедливо.  

Сейчас Нью-Йорк (постучим по дереву), кажется, получил небольшую передышку от вируса. Как всегда после других из ряда вон выходящих событий, я начинаю собирать воедино кусочки пазла былой жизни и работы, и выяснять, что до сих пор имеет смысл, а что – нет. 

Например: моя книга называлась “Искусство Баланса Экранного Времени”, но “время” – это исключительно бесполезное определение, если мы говорим о цифровых устройствах. Самым прямым следствием пандемии оказалось то, что строгие ограничения экранного времени, которые всегда были уделом привилегированных семейств вроде моего, буквально выгнали за дверь. В марте, когда большинство детей в США перевели на дистанционное обучение, траффик Zoom увеличился более, чем в 3 раза, а Google Classroom – более, чем в 2.  

Некоторые идеи и принципы, которые я раньше уверенно провозглашала, проявились с новых ракурсов в этом новом мире. Сейчас я скромно предлагаю их на ваш суд, тихо и без микрофона. 

Общайтесь с другими людьми 

Профессор компьютерных наук, доктор Кен Перлин, который управляет лабораторией в Нью-Йоркском Университете, как-то сказал мне: “Все, что нас заботит – это то, что происходит между нами и другим человеком. И любое средство, которое улучшает то, что происходит, будет иметь успех. А средство, которое может заменить это, обречено на провал”. 

В переводе на понятный язык это значит: тот «экранный» контент, который можно использовать вместе (играть в игры, смотреть ТВ, сериалы, фильмы, видео), лучше «поглощать» всей семьей. 

Не спешите 

Не весь контент одинаково полезен. Результаты многих десятилетий исследований сцен насилия в фильмах и видеоиграх позволяют предположить, что их частый просмотр может вызывать страхи и потерю чувствительности. 

⭐️ У детей сверхдинамичные аудиовизуальные средства информации могут привести к нарушениям внимания. 

⭐️ Большая часть популярных компьютерных игр и детских приложений имеет массу встроенных наворотов, из-за которых не только сложнее прекратить играть, но еще и нарушается развитие внимательности. 

⭐️ Исследование доктора Дженни Радески, доцента кафедры педиатрии Мичиганского Университета, от 2019 года показало, что в 95% наиболее популярных приложений для детей младшего возраста (даже премиальных, обучающих приложений, включая те, в которых присутствуют персонажи любимых детских книжек), присутствует реклама, часто манипулятивная и деструктивная.  

❗️ Ищите более медленные средства цифровой информации. 

Их сложнее компульсивно потреблять и они заставляют мозг немножечко больше работать. Для малышей в Ютубе полно видео, где всякие знаменитости, например, бывшая первая леди США Мишель Обама или актриса Мила Йовович читают вслух детские книжки. Я нашла одно маленькое исследование, когда 4-летнего ребенка обследовали в МРТ и выяснили, что мультфильмы перегружают сети передачи аудио и визуальной информации в мозге, а чтение аудиокниг дает слишком мало поддержки развивающимся способностям мозга по декодированию предложений. Зато электронная озвучка книг с картинками подходит в самый раз, т.к. поддерживает наилучшие связи между областями мозга и являются в какой-то мере заменителем былых семейных чтений. 

Детям постарше лучше подходят аудиокниги и подкасты. В дождливые дни моя старшая дочь может часами слушать свою любимую серию книг про драконов, одновременно рисуя в айпаде, а младшая может просидеть рядом, слушая за компанию, целых прекрасных 30 минут кряду.

Уменьшайте и замещайте, но не отнимайте 

Уменьшение вреда – популярный подход в здравоохранении, помогает понять, что делать, если полностью избежать риска или опасности невозможно. Сейчас это будет нашей мантрой, потому, что мы в эпицентре глобального кризиса. Это призывает нас быть более адаптирующимися, гибкими и как можно больше снисходительными к себе и другим. 

Например: обычно при выключении экранов дети выражают взрыв эмоций, особенно дети с СДВГ, аутизмом или другими поведенческими или ментальными проблемами; да и дети младшего возраста тоже так реагируют. Иногда это вопрос количества экранного времени, а иногда проблема в типе деятельности. 

В идеале, если есть такие проявления, мы стараемся ограничивать те типы связанных с гаджетами действий, которые вызывают такое поведение. Иногда особое значение имеет время дня или продолжительность действия, или конкретный тип активности.

В то же время у вас может не получиться ограничить экранное время. Или вы можете выбрать не ограничивать его, потому, что вам приходится работать или делать что-то еще. 

В этом случае вам нужен план Б: подготовьтесь к преодолению последующих истерик или ухода в себя при помощи какой-то физической активности, утешений, перекуса или всего этого вместе. Предотвратить срыв может предварительный разговор с ребенком о перегрузке от гаджетов, особенно когда дети становятся старше и  осознаннее. 

Фокусируйтесь на чувствах, а не на экранах 

В это смутное, беспокойное время я пришла к ясному выводу, что многие наши проблемы “с технологиями” возникли не из экранов, к которым приклеились наши дети, но из разрушения связей и отчуждения, которое прокралось в наши собственные отношения с самими собой и другими, потому, что мы позволили технологиям стать посредниками между нами и нашими переживаниями и сложными эмоциями, заморозить, затуманить их. 

Смартфон сейчас стал как леденец с фентанилом: да, возможна передозировка, но можно сказать, что наша боль и боль всего мира, которая толкает нас в телефон, является более реальной проблемой. 

Противоядием будет воссоединиться с нашими телами и чувствами при помощи любимых людей, обеспечивающих безопасность этого воссоединения. 

Эми Орбен, доктор наук, исследовательница отношений детей к цифровым технологиям из Кэмбриджского Университета, сказала мне так: “Как только началась эпидемия, я заметила одну вещь: стало гораздо нормальнее говорить, что ты не в порядке”. Эта откровенность может спасти жизни.

И мы можем сделать это для наших детей, вместе с нашими детьми и из-за наших детей. Им нужно, чтобы мы были сильными, но им также нужно, чтобы мы были мягкими. 

С самого их рождения мы успокаиваем детей нашими телами. С первых их слов мы помогаем им развивать лексикон и осознание своих эмоций, чтобы они научились успокаивать себя сами. 

Проверьте: спросите детей, как они себя чувствуют, и помогите им определить эмоции как физические ощущения в теле. 

Начните собирать вместе с ними “аптечку первой помощи”, собирая стратегии, которыми дети могут пользоваться, когда они чувствуют перегрузку, страх или грусть: например, накрыться любимым мягким одеялом, послушать любимую песню, посмотреть смешную гифку или попереписываться с другом.

Можно сражаться со своими детьми за сокращение экранного времени. А можно плюхнуться рядом с ними на диван и попросить: “Обними меня, пожалуйста. Когда ты меня обнимаешь, я лучше себя чувствую”.

Это единственное, что я теперь действительно знаю.

Автор: Аня Каменец
Благодарность: Мишель Милденберг
Вольный перевод: Наталья Жигилева 
Оригинал текста.

____________

Приглашаем всех тех, кто готов практиковаться в теме взаимоотношений детей с гаджетами, глубже изучать вопрос онлайн-безопасности и сразу применять в жизни, на практикум из трех онлайн-встреч «Дети в телефоне».

15, 19 и 23 октября вместе с нейропсихологом Наталией Романовой-Африкантовой мы разберем десятки самых острых вопросов, включая такие→

  • Вредят ли гаджеты зрению и деятельности мозга.
  • Сколько времени могут проводить в онлайне дети в зависимости от возраста.  
  • Как выбирать приложения для детского гаджета. Какие из них действительно развивают.
  • Почему нельзя доверять маркировке «детский контент» в ютубе и на других платформах.
  • Почему родители не должны следить за соблюдением детьми экранного времени.
  • Как научить ребенка соблюдать режим экранного времени самостоятельно.
  • Какие признаки говорят о наличии зависимости.
  • Как справиться с игровой зависимостью/зависимостью от гаджетов.
  • Как научить детей распознавать опасности и ловушки в Сети, чтобы не бояться за их пребывание в онлайне.

Дети в телефоне