Пишут в мамских сообществах – дети болеют! Дети-астматики, дети-аллергики, дети-аутисты, дети-атопики…

А я думаю – сейчас интересное время для родительства. Физику разгрузили максимально, а вот психическое нагрузили так, что мама не горюй.
А вот мама как раз и горюет.

– Крикнуть – травма, шлепнуть – органы опеки под дверью караулят, и соседи бдят.
– Младших спихнуть на старших – незаконно, права детей всякие напридумали.
– Одних дома оставить – незаконно, из садика старший опять же не вправе забрать (точнее, сад не вправе отдать ребенка ребенку).
– В школу одному ходить – только с оформленной бумагой и со второго класса, да и то – одного из школы не выпустят, по любому вопросу созвон;
домашку не делает – так на родительском собрании расскажут, что “мы” проходим в 3 классе, и сообщат, как родители отстали от жизни, если их ребенок делает ДЗ сам (о ужас, он самостоятелен!..).
– Гуляет один – главное, чтоб никто не заметил. А то вдруг полиция заберет… Все же ребенок без присмотра, на улице, а не в планшете дома, как все “нормальные” дети…

И помимо всего этого, чем больше деревня, тем чаще окружающие смотрят, какое образование у вас, какие спорты и лагеря вы посещаете (англоязычный театральный? – обычное дело), какое портфолио (что это вообще?) у ребенка, что за проекты (а это еще что?) ему особенно удались? (известно какие – генеалогическое древо, которое папа полночи рисовал)…

И ко всему перечисленному с этими детьми надо разговаривать, отношения доверительные устанавливать, быть заботливой Альфой, создавать деревню привязанностей (чтобы все родственники могли высказаться, как вы воспитали ребенка…)…

Я к чему? Давление колоссальное и абсолютно нового свойства – поколение назад всего этого просто не было. Адаптация с нуля, нервная система на взводе, полстраны сажало, полстраны сидело – все параноят про опеку и ювенальную юстицию. А полиция только помогает нам параноить.

Так вот, детские болезни. С чего я начала и почему мы в этой точке. Смотрим на симптомы аутоимунные, агрессивные, когда границы повреждены, и система нападет на себя. Когда это происходит? Когда невозможно напасть на реального агрессора. Когда это кто-то очень близкий, любимый и важный, а еще он очень тревожится. Очень ему страшно, этому родителю.

Родитель в такой ситуации в ауте – он не может “просто” повторить свой вшитый опыт родительства, слегка его скорректировав, додав то, что самому не дали… Нет, он должен сделать полную перепрошивку, адский апгрейд, учесть все давление социума и справиться.

Куда он денет такое количество тревоги? Как бессознательно он воспримет этого ребенка и этих детей? Как он поспорит с тем, как растили его? Какова будет цена у сверхусилий?

Цена – симптом. Ребенок болеет. Вся семья на нервах. Все напряжение, наконец, можно разместить в понятнейшей ситуации. Всю тревогу – в ребенка, все раздражение – в болезнь, всю ярость – на мужа, до развода.

Мать может захватить власть, указывая мужу, что именно надо делать с больным ребенком (ведь иначе ему станет хуже!). Муж может пассивно агрессировать, упрекая ее по-больному: “ты не так лечишь”, “гомеопатия твоя фуфло”, “он у тебя болеет”, “это ты такого врача нашла” (ведь он в курсе, что главная она и она в паре с ребенком, а не с ним).

Трудно, очень трудно провести психическую работу и обнаружить эти эмоции в себе. Еще труднее извлечь их из ребенка, перестать кормить симптом.

Еще (ну куда уже?) труднее найти ориентир. А он есть.

И это – радость.

Совершенно психического свойства, не про обнимать-целовать детей, не про приготовить вкусное, не про гулять по 2 часа…

Так вот, что вам приносит самую бессмысленную и прекрасную радость в последнее время? И только вам, конечно. Никаких детей, поберегите их )

Арина Покровская,
психолог

Иллюстрация: Кэтрин Коннэли