Что делать, если любовь к ребенку чувствуешь только тогда, когда он спит? | Людмила Петрановская • Школа родительства «Большая Медведица»

Людмила Петрановская:

За такими вопросами и таким недовольством собой стоит некое убеждение, что любовь к ребенку должна выдаваться в комплекте.

Вот вам выдается ребенок, и ты должен постоянно его любить, ты должен постоянно умиляться, ты должен постоянно радоваться родительству и так далее.

Это только отчасти так.

Любовь к ребенку - это, в каком-то смысле, вопрос везения Людмила Петрановская

Да, отчасти так. Да, у нас у всех есть такие… наверное, нельзя полностью сказать «инстинктивные», но отчасти инстинктивные программы, которые нам помогают умиляться на ребенка, радоваться ему.

Даже если мы совсем редко радуемся – когда он спит, все-таки радуемся. Он лежит такой тепленький, румяненький, сладенький – хорошо.

То есть мы испытываем определенные эмоции, в нас происходят определенные физиологические процессы, выделяются определенные вещества, которые позволяют нам испытывать вот это чувство умиления, радости.

Ребенок улыбается – нам хорошо, у нас почти эйфорическое состояние.

Оно выдается с ребенком, но выдается, во-первых, не всем в равном размере. Это зависит и от психотипа человека, и от его опыта детского, много от чего. И от контекста конкретной жизненной ситуации.

Кроме того, оно не выдается в виде такой вот гарантии, которая никогда никуда не девается. Даже если в какие-то моменты вы это чувствуете, в какие-то другие моменты вы очень хотели бы от этого ребенка оказаться желательно на другом конце планеты и какое-то время его не видеть и не слышать. Например, когда он громко орет и что-то от вас требует.

Даже если оно, в общем и целом, вам выдано, но через какое-то время, например, недосыпа, усталости, истощения или, может быть, даже депрессивного или субдепрессивного состояния вы можете подумать, что его у вас не осталось. Вот вроде как было, а больше нет.

А кто-то не обнаруживает его никогда, ну вот не чувствует он вот этого всего, вот этих прекрасных, чудесных чувств.

И что тут можно?

Это не вопрос вины, не вопрос какого-то долженствования.

Это в каком-то смысле слова, если хотите, вопрос везения. Кому-то больше везет, и ему это выдается с лихвой, ему легче быть родителем. А кому-то меньше везет, и ему сложнее.

Это не вопрос того, что это как-то обязательно очень плохо отражается на ребенке. Я вас уверяю, очень любящие, обожающие родители могут иногда больше проблем доставить детям, чем те, которые не обмирают и не тают, но адекватно себя ведут и нормально заботятся о ребенке, нормально с ним общаясь.

Поэтому мне кажется, что история о том, что необходимо обязательно все время обмирать и любить своего ребенка, сильно преувеличена. И в этом очень много культурной нормы, какого-то долженствования.

В реальности бывает по-разному, и у каждого человека бывают периоды и такие, и такие. И кому-то больше этого достается, кому-то – меньше.

Конечно, если этого больше, то легче. Если этого меньше, вам сложнее. И если этого меньше, и вы понимаете это про себя, и вам сложнее – это не то, что это было, но куда-то исчезло.

Если было, но куда-то исчезло, скорее всего, речь идет об истощении или о депрессивном состоянии. А если этого нет и не было никогда, то надо понимать, что с этим можно попробовать работать.

Иногда здесь помогает психотерапевтическая работа, работа с какими-то своими мыслями, затыками. Если мы говорим о том, что это есть, но как бы оно запрещено, перекрыто, есть какая-то преграда на пути вот этого родительского теплого чувства.

Но бывают люди, у которых этого, просто в силу их устройства, немного.

И это не повод себя обвинять, это не повод считать себя каким-то неполноценным.

Это ваша особенность, это не значит, что вы плохо будете заботиться о ребенке. Но, возможно, например, это говорит о том, что вам будет сложнее, что вам больше нужна помощь других членов семьи.

И это говорит о том, что обязательно важно расширять круг общения ребенка, потому что, если, например, мама не может смотреть на него с обожанием – ну, не может она, нет у нее этого обожания – то тогда тем более важно, например, найти какого-то другого человека, который будет смотреть на него с обожанием.

Пусть это будет бабушка, пусть это будет папа, пусть это будет няня, пусть это будет брат или сестра, кто-то еще, чтобы ребенок не был совсем как-то этим обделен.

К этому нужно относиться как к дефициту ресурса. Любовь к ребенку и радость от общения с ним – это ресурс. И дальше мы, вместо того чтобы проваливаться в вину, по-хозяйски думаем, что нам с этим дефицитом ресурса делать.

Вот, что вы делаете, когда у вас денег не хватает? Вы же не думаете: «Ах, я такой-сякой, сволочь и урод». Вы начинаете думать, что делать, где-то сэкономить, где-то занять, пойти на другую работу. То есть вы начинаете искать решение.

Тут точно такая же ситуация.

Это ресурс, которого не хватает. Нужно искать решение.

(Фрагмент из цикла «Когда быть родителем сложно» с психологом Людмилой Петрановской.)

Узнать все подробности о Цикле
и получить СКИДКУ 40% по промокоду SUN

Выгоднее на 3 400 рублей до конца сентября >>

Когда быть родителем сложно. Петрановская Людмила