Людмила Петрановская: «Вася, хватит тупить» • Школа родительства «Большая Медведица»

90% наших конфликтов протекают по этой схеме

Гнев и страх ― основные эмоции, связанные со стрессом. И именно эти эмоции обычно затапливают нас, лишая способности думать и действовать адекватно ситуации.

На третьей лекции цикла «Головоломка. Как подружиться со своими эмоциями и научить этому ребенка» мы вместе с Людмилой Петрановской буквально провели операцию на мозге.

Чтобы разобраться, как происходит эмоциональное затопление, почему так сложно силой воли управлять эмоциями, мы подробно разобрали, как работает наш мозг на примере типичного конфликта между школьником и родителем из-за несделанных уроков.

По традиции приглашаем вас пройти по следам той лекции, но сначала напомним→

Как мы устроены

Итак, основные эмоции, связанные со стрессом, ―  гнев и страх. 

Стрессовая реакция запускается не только и не столько на реальную угрозу, а на что-то, что наша лимбическая система ― древний отдел головного мозга ― сочла таковой.

А поскольку эта система, которая обрабатывает информацию очень быстро и неточно, то, на всякий случай она объявляет угрозой все.

К лимбической системе мы через несколько строк вернемся. А пока еще об одной нашей особенности.

Люди так устроены: когда мы по-настоящему, глубоко расслабляемся, отдыхаем, следующее наше состояние будет связано с поисковой активностью.

И последовательность крайне важна. 

До тех пор, пока стресс не сменится покоем, человек не сможет перейти к поисковой активности. Потому что когда мы находится в состоянии стресса, все силы психики мобилизуются на поиск выхода из стресса, на избавление от него.

Стресс → Покой → Поиск

От того, что мы человека будем из этого состояния покоя вышвыривать, например, с помощью стресса, обычно никакая поисковая активность в результате не возникает.

Это та ошибка, которую сплошь и рядом делают взрослые — и родители, и школа.

Когда пытаются ребенка вывести из релаксации, по какой-то причине она не устраивает взрослых сейчас, они хотят, чтобы он был собран и работал через стресс.

Что мы делаем?

Мы пытаемся ребенка пристыдить, пытаемся ему пригрозить, рассказать, что он будет дворником, если он продолжить не делать уроки; рассказать, что мы его накажем, если он не перестанет делать то, что он делает.

Цепочка реакций, ведущая к конфликту

Мы хотим, чтобы ребенок перешел к активной деятельности ― той, которую мы считаем для него сейчас верной. И здесь как раз происходят цепочка событий, разные недоразумения, довольно сильно отравляющие нашу жизнь и наши отношения с детьми.

Для того, чтобы понять, как формируется такая цепочка событий, важно как раз держать в голове схему про стресс, покой и поисковую активность. А также помнить про строение мозга:

У нас есть лимбическая система ― древняя структура мозга,  которая реагирует сильными эмоциями на все, что ей кажется опасностью, угрозой.

Реакция лимбической системы  опережает разумные мысли, которые порождает наш неокортекс.

Теперь рассмотрим пример→

Взрослый хочет каким-то образом воздействовать на ребенка, изменив его поведение. Допустим, ребенок сидит  в телефоне и, с точки зрения взрослого, ничего не делает. А взрослый считает, что ему нужно сделать уроки.

У взрослого в неокортексе есть некое намерение, некая мысль о том, что хорошо для ребенка. Есть осознание: «Я хочу, чтобы мой ребенок был успешным в жизни, считаю своим долгом родителя  своей ответственностью  дать ему хорошее образование, позаботиться, чтобы он его получил и т. д. »

И здесь родитель совершает действие, говоря ребенку: «Вася, хватит тупить в телефон, иди, садись за уроки».

Ничего плохого, обратите внимание, родитель не хотел. Но вот сказал.

А что Вася?

Он пребывает в одном из трех состояний.

Первый вариант. Вася находится в состоянии релаксации. Он уставший после школы и не особо осмысленно листал какие-то сайты, болтал с друзьями.

Второй вариант. Вася в состоянии поисковой активности. Он что-то активно искал в сети, осваивал, может быть, играл в компьютерную  игру, вел содержательное включенное общение с кем-то.

Третий вариант. Вася находится уже в состоянии стресса.

Приходит родитель. И Вася понимает, что его состояние покоя или поиска сейчас будет прекращено (если речь о первых двух вариантах). Либо родитель добавляет на стресс еще стресс (если рассматривать третий вариант).

При этом сплошь и рядом родители совершают действие в такой форме, что в словах взрослого ребенок слышит осуждение /угрозу / оценку.

Лимбическая система Васи, ответственная за эмоции, которая, как мы помним, на всякий случай всегда реагирует с большим запасом, размахом, начинает трактовать ситуацию по-своему.

Мозг Васи выцепляет из реплики родителя все самое стрессовое. Даже если просьба родителя была с точки зрения вежливости приемлемой, можно все равно выцепить из нее что-то стрессовое.

Что происходит с Васей?

Вася переходит в состояние стресса из состояния покоя или состояния поиска. Или, если он был в состоянии стресса уже, его стресс еще усиливается. Потому что его лимбическая система считывает интонации родителя с чрезмерным «запасом» ― «меня не любят», «меня отвергают», «мной недовольны», «мои потребности не важны», «мне не дадут заниматься тем, что важно для меня».

Все это в реальности неправда. 

Родитель ничего такого не имел ввиду. 

Он хотел, чтобы Вася получил образование, чтобы ему было легче во взрослой жизни. Но, когда родитель выдает свою реплику, лимбическая система Васи трактует это как угрозу нападения, отвержения и проваливается в стресс.

А дальше идет обратная реакция от Васи.

Иногда нам везет. Если Вася был в состоянии покоя и мы к нему так обратились очень расслабленно, поддерживающе, то он из состоянии покоя готов перейти к активной деятельности. Например, к деланию уроков.

Если все было не так прекрасно и в нашем послании был заряд угрозы, осуждения, да и Вася был уже не в очень хорошем состоянии, то его лимбическая система мгновенно отреагирует на угрозу. Вася ответит, что-то вроде «Щас» / «не хочу, не буду» / «отстаньте» / «ничего не задали».

А теперь вторая часть марлезонского балета.

Чего хотел Вася, когда так отвечал?

Он хотел сохранить свое приятное состояние и не усилить свое неприятное состояние.

Обратите внимание: Вася тоже ничего плохого не хочет. Все желания Васи абсолютно понятные, нормальные, т. е. его мозг заботится о том, чтобы он был в безопасности, чтобы его не обижали, чтобы его не отвергали, чтобы ему не приходилось делать то, что не хочется.

Но в ответ выдает «щас» ―  и теперь уже лимбическая система родителя реагирует с удвоенной, утроенной, удесятеренной паникой на Васину грубость или ложь.

Что думает в ответ родитель?

«А, какой кошмар. Вася не закончит школу, он не получит образование. Все очень плохо. Я плохой родитель. Мой ребенок меня в грош не ставит. У нас ужасные отношения» и т. д. То есть у родителя тоже начинается буря на более низком, глубоком уровне мозга. У Васи она уже случилась.

Далее с каждой репликой, скорее всего, напряжение будет нарастать.

Потому что каждый раз кто-то из них будет реагировать толкаемый в спину своей лимбической системой, которая хочет хорошего ― безопасности.

Родитель хочет, чтобы ребенок был в безопасности. Чтобы с ним все было хорошо. Чтобы у нас все было нормально с отношениями. А Вася хочет, чтобы его любили, не отвергали, чтобы он мог не выходить из состояния покоя в состояние стресса.

90% всех наших конфликтов происходят примерно по такой схеме.

В какой-то момент происходит соскальзывание каждого из участников с разумных соображений. Причем разумные соображения у всех хорошие.

В какой-то момент происходит соскальзывание с уровня намерения, мыслей, целей, т. е. всего того, что у нас крутится в неокортексе, и власть захватывает лимбическая система. Начинается эмоциональный бандитизм.

Пока наш мощный, сильный, но более тормозной кортикальный мозг пытается сообразить, что происходит в реальности, вокруг уже полным ходом идет «движуха»: уже все обиделись, уже все рассердились, уже все испугались.

Эти эмоции захватили полностью власть, и дальше человек уже начинает реагировать из этих эмоций.

Естественно, у детей такой захват власти происходит гораздо быстрее. У них пока не сформированы те участки мозга, которые упаковывают эмоции и пытаются все-таки сохранить контакт с реальностью.

Взрослый какое-то время все же помнит: «Да, Вася мне хамит, но я все же хочу не оторвать Васе голову, у меня цель, чтобы Вася образование получил».

Ребенок же, особенно маленький, или подросток, у которого еще все гормонами расшатано, у него эмоциональный бандитизм, эмоциональный захват ― путч ― происходит очень быстро.

Собственно говоря, каждый раз, когда мы имеем дело с детской истерикой, каким-то неадекватным поведением взрослого, мы можем сказать с большой определенностью, что внутри этого человека произошло следующее→

Его лимбическая система сочла ситуацию опасной, его кортикальный мозг не справился с корректировкой. 

Он не успел вовремя сказать: «Слушай, да ничего такого страшного не происходит, все нормально, все идет по плану». И произошел вот путч внутри головы, произошел захват.

Имеем ли мы дело с панической атакой или с приступом гнева, или с токсичной обидой, когда любой посторонний наблюдатель говорит: «Ты из-за этого так сильно переживаешь, такая сильная обида? Делаешь из мухи слона», ― человеку внутри этого чувства вовсе так не кажется.

Поэтому самое первое правило в работе с эмоциями, в установлении дружбы с ними (не важно, о своих эмоциях речь или об эмоциях другого) ― не отрицать их. Это бесполезно. Более того ― опасно для психики. Мы проживаем эмоции, позволяем им быть, но сохраняем власть.

________________________________

Кратко о других темах третьей лекции цикла «Головоломка»

Эта лекция практически полностью посвящена способам взаимодействия с эмоциями.

Мы разобрали, чем опасны стратегии борьбы и капитуляции, когда речь заходит об эмоциях.

Подробно обсудили этапы «контейнирования» и наиболее частые ошибки. Узнали, как можно «контейнировать» самих себя.

Поняли, почему тактика «взять себя в руки» допустима лишь на коротких временных дистанциях и как правильно выходить из каждой стрессовой ситуации, чтобы не получить эмоциональное расстройство (речь и взрослых, и о детях).

Выяснили, почему нахождение в зоне комфорта по сути является «эмоциональным бандитизмом» и нельзя стрессом заставить выйти человека из этой зоны.

Разобрали, каким образом происходит застревание в эмоциях (как следствие ― невроз), как это проявляется и какую помощь можно оказать.

Рассмотрели основные принципы работы по снижению чрезмерной активности лимбической системы, чтобы избежать эмоционального затопления. В процессе поняли, почему почти ни у кого не срабатывает популярный прием «досчитать до 10».

Отдельно поговорили про тревожные расстройства, страхи и интересный эксперимент, в котором проявился один эффективный и простой метод самостоятельной работы с тревожностью.

Присоединяйтесь к сотням других родителей, которые уже налаживают дружбу с эмоциями ?