Во время одной из встреч со зрителями педагог Шалва Александрович Амонашвили получил вопрос от девочки Полины: «Миссия, как ее найти?»

Шалва Амонашвили: Полина, послушай внимательно, пожалуйста. Хорошо? Имя Петра Ильича Чайковского тебе известно?

Полина: Да.

Шалва Амонашвили: Известно, величайший композитор, да?

Полина: Да.

Шалва Амонашвили: Величайшие его симфонии, сейчас радуют нас всех, балеты, да? Ну вот, Чайковский закончил юридическое училище в Санкт-Петербурге. Потом близкие помогли и его назначили в министерстве юстиции служащим. Он был талантливым, мог продвигаться в этом деле, а вдруг и министром мог бы стать, со временем, он был семнадцатилетний молодой человек.

Но он с детства любил музыку. Мама научила играть на фортепияно, он так увлекся, что родители испугались и убрали инструмент из дома. Ибо он не мог без этого, днем и ночью играл и играл.

Что он сделал, знаешь? Он взял длинную такую бумагу. Нарисовал клавиатуру и на этой бумаге играл. Понимаешь? Вот это и есть миссия.

И вот этот клерк министерства юстиции вдруг узнает, что где-то в Санкт-Петербурге открылись музыкальные классы. Он побежал и записался в эти классы. Днем работал, вечером там занимался. Потом эти классы спустя год стали консерваторией.

В Санкт-Петербурге открылась впервые консерватория. Он стал студентом консерватории. И вот что он написал своему другу: «Я поступил во вновь открытую консерваторию не потому, что воображаю себя великим артистом, нет, я просто хочу делать так, как влечет меня мое призвание» И что же он сделал? Создал музыку, да?

Полина: Да.

Шалва Амонашвили: Вот в тебе тоже это есть – нечто. Если ты об этом будешь думать – откроешь, не будешь думать — напрочь забудется это. Так проживешь и будешь как птичка, которая ни о чем поет, а потом все, прекрасно пела, но ничего не осталось.

Но если будешь думать, дневники пиши, хорошая моя Полина, дневники. Найди хорошую тетрадь. Пиши: «Кто я, зачем я здесь, чего хочу, чего не хочу, почему?». А потом опять, опять. Не надо никому показывать это. Пиши для себя. Это не для учителя, чтоб отметки ставили. И друзьям не надо. Это твоя тайна, твой сейф.

Пиши, пиши эти дневники в неделю раз, и в конце концов твое сознание докопается до твоей сути. Может тебе будет тогда не двенадцать, а семнадцать, девятнадцать лет. Но если это откроется, то всё — ты в жизни больше ничего хотеть не будешь. Ясно тебе?

Полина: Да.

Шалва Амонашвили: Нужны дополнительные объяснения или хватит этого?

Полина: Хватит, спасибо большое.

Шалва Амонашвили: Удачи тебе, найди свою миссию, пожалуйста! Спасибо тебе!

100 000+ родителей доверяют нам!

Присоединяйтесь и первыми узнавайте о важных событиях, получайте спецпредложения и уникальные экспертные материалы об отношениях с детьми и близкими →


You have Successfully Subscribed!